Возможна ли большая война в Сирии: СМИ о соперничестве России и Турции

Главные новости

В последние дни риторика Турции и России балансировала на грани открытой конфронтации из-за Сирии и особенно ее региона Идлиб – последний, который удерживают силы сопротивления Асаду. Сайт 24 канала оценил, насколько Стамбул и Москва готовы к прямому столкновению.
Война в Сирии: путь к большому конфликту

Сирийский конфликт, который медленно доходит до 10-й годовщины, втянул в свою орбиту почти все крупные государства: Россию, США, Турцию, ЕС. Они разделены по тому, кого и где они поддерживают. На их деньги и с их оружием создаются прокси-армии, которые убивают тех, кого «государства-доноры» считают врагами.


Карта провинции Идлиб. Зеленым – силы против Асада, оранжевым – территория режима. Заштрихованные – новые захваты / photo: al-araby.co.uk

Поддержка России и Ирана серьезно помогла президенту Сирии Башару Асаду фактически выйти победителем из войны. Сейчас режим контролирует более 90% территории Сирии. Идлиб – земля на северо-западе Сирии с населением около 4 млн человек, где действуют в том числе группировки, близкие к «Аль-Каиде». Это – последняя зона деэскалации, согласованная в 2017 году, которую еще не захватил режим. Другие – Дераа, Кунейтра и Восточная Гута – уже под контролем Асада. За счет внутренней миграции, население Идлиба росло.


Армия сирийского правительства / photo: al-monitor.com

Когда дело дошло до Идлиба, сирийские правительственные войска и РФ столкнулись с интересами Турции, которая противостоит Асаду и проводит свою собственную политику, желая обезопасить свои границы от сирийских курдов (их считают связанными с «Рабочей партией Курдистана», а значит – тоже террористами) и остановить поток беженцев. По последним турецким данным, их количество достигает 2 млн.

Такая ситуация ставит двух друзей-врагов, Путина и Эрдогана, на путь прямой конфронтации. Не исключен новый поток мигрантов в Европу (Анкара сможет снова использовать их как рычаг политического давления на ЕС и США, выбивая себе преференции).

Ситуация остается напряженной, потому что у Анкары фактически нет союзников (их операцию в Сирии многие осудили) и если что, разбираться с Россией они будут один на один. А контингент РФ усиленный правительственными войсками Сирии. В Идлибе почти каждый день погибают турецкие солдаты (а их там до 10 тыс. человек плюс 3400 единиц техники).

Стороны требуют друг от друга выполнения меморандума в Сочи. Это было соглашение 2018 года, которое в то время спасло Идлиб. Там должна была быть создана зона деэскалации в обмен на разоружение и вывод бойцов группировки «ХайятТахрир Аш-Шам» (ХТШ), которая ранее была близка с «Аль-Каидой». Полностью эта договоренность не была выполнена никогда: Анкара не могла заставить ХТШ ее уважать, в то же время как Москва не собиралась останавливать войска Асада.

Президент Турции Реджеп Эрдоган выбрал воинственную риторику, рассказывая, что «самолеты, которые бомбят гражданское население, больше не смогут летать свободно». Одновременно, в ходе разговора с Путиным, он отметил, что нужно сдерживать режим (Асада – ред.) И остановить гуманитарный кризис. Сдержанно говорит и министр обороны страны Хулуси Акар: намерений бороться с Россией в Турции нету. Цель – чтобы режим остановил огонь, миграцию и радикализм.

Эксперты в статье CNN не слишком оптимистичны: кризис серьезный, учитывая соображения Эрдогана, дальнейшей эскалации, скорее всего, быть. Закончиться для Анкары это может довольно плохо: она отделена от союзников по НАТО, подписала «договор с дьяволом» из Москвы, который всегда будет требовать капитуляции Турции, отметил Аарон Штайн из Института исследований внешней политики. Вариантов в Турции не так много, хороших – почти нет. Впрочем, об этом речь еще пойдет ниже.

Эрдоган дал время силам режима отступить до конца февраля или его страна начнет полномасштабное наступление. Насколько это правда, мир узнает уже очень скоро. Между тем, Турция пытается вновь повернуться лицом к Вашингтону.

Борьба за Идлиб: где в этом США


Реджеп Эрдоган и Дональд Трамп в Белом Доме / photo: Flickr

Соединенные Штаты почти не участвуют в войне в Сирии, поскольку президент Дональд Трамп планирует выводить войска, оставив только тренеров и охрану нефтяных месторождений у Ат-Танфы. Как пишет Newsweek, сначала США планировали обучать и вооружать различные вооруженные группы, которые планировали вытеснять Асада. Но позже в значительной степени отказались от этого, сосредоточившись на борьбе с ИГИЛ и противостоянии с Ираном.

Периодически США таки проводили операции в Идлибе против боевиков, например, в октябре 2019 года, когда убили лидера и ИГИЛ Абу Бакра Аль-Багдади. Полковник Майкл Каггинс, выступая на ТВ от имени коалиции против «Исламского государства», назвал Идлиб «магнитом для террористов». Эта область является «неприятной угрозой для сотен гражданских лиц, которые пытались пережить зиму».

Президент США Дональд Трамп и его администрация неоднократно обвиняли Асада в преступлениях против человечности, включая применение химического оружия. Американцы даже дважды обстреляли Сирию после таких случаев. До недавнего времени, Соединенные Штаты поддерживали Сирийские демократические силы, где ядро ​​составляют курды.


Курдские силы на пикапах / photo: mondialisation.ca

Но все изменилось, когда Вашингтон фактически дал зеленый свет Анкаре на операцию против своих уже бывших союзников-курдов. Это заставило их тоже изменить сторону и искать защиты у президента Асада. Сирийские демократические силы (SDF) фактически остались одни против Турции, которая считает их террористами из-за связи с курдами дома.

Между тем, если Анкара хочет изменить статус-кво, им надо стучать в дверь Государственного департамента США. Об этом говорится в статье издания The National Interest. Именно дипломатическое ведомство осталось едва ли не единственным союзником Анкары в Вашингтоне, в то время как в Пентагоне смотрят на ситуацию более скептически.

«Мы стоим возле нашего союзника по НАТО, Турции … И полностью поддерживаем оправданные действия Турции по самообороне», – заявил госсекретарь Майк Помпео после того, как 2 февраля проасадовские силы убили нескольких солдат Турции в Идлибе.

Спецпредставитель США Джеймс Джеффри, курировавший в Госдепе Сирию, сказал еще определеннее: «Солдатам нашего союзника угрожают в Идлибе. Мы имеем мучеников на земле». Посол Форд добавил: «Важно, чтобы правительство Соединенных Штатов встретилось с турецкими чиновниками по созданию безопасной зоны для гражданских из Сирии на сирийской стороне границы. Турция может помочь, но им потребуется помощь США».


Турция может втянуть главную военную силу НАТО в невыгодную для нее войну – так называемая дилемма союзничества / photo: ilnanews.com

Как сказал последний посол США в Сирии Роберт Форд, «НАТО никогда не видела войны такой интенсивности так близко к государству-члену». По последним данным, Пентагон выражает в отношении Турции «сдержанную поддержку».

Анкара уже сделала две вещи, которые идут в разрез с последней их политикой на сближение с Россией: попросила у США начать авиационные патрули в своем воздушном пространстве вблизи Сирии и предоставить ей ракетные установки «Патриот». Встреча в этом вопросе уже была, но решения пока нет, говорят американские чиновники.

Без некоторых условий поставки невозможны, потому что Турция также имеет на своей территории российские установки С-400, отметили в США. Министр обороны страны Хулуси Акар подтвердил, что они будут активированы, но признал, что американскую помощь «оценят». Влиятельный турецкий журналист Мурат Йеткин разговаривал с американским источником, котрый пояснил: собственно Америка не будет поставлять «Патриот».  Но «некоторые члены НАТО могут это сделать. И если они захотят, США не будут против».

Три сценария развития конфликта

Итак, с позициями и стремлениями сторон мы разобрались. Но что происходит в Идлибе? Правительственная армия вплотную приблизилась к захвату стратегических магистралей M4 и M5. Они пролегают от южного города Латакия, где Россия имеет базу, через Дамаск к Алеппо. И должны быть открытыми для торговли и движения согласно меморандуму Сочи.

В сопровождении обстрелов с неба, правительственные войска постепенно захватывают провинции Алеппо и Идлиб, убивая местных жителей и бойцов сопротивления. Ситуация была слишком близко от границы Турции, это подтолкнуло Анкару к введению еще большего количества войск в Сирию.

Сначала это были конвои, которые усилили свои опорные пункты на северо-западе Сирии. Но впоследствии там расположился целый контингент, как было указано выше. Армия Сирии обстреливает эти наблюдательные пункты. На что Анкара угрожает «выгнать Асада за границу 12 пунктов наблюдения». К тому же, правительство находится под огромным давлением: общество призывает к мести за смерть уже 15 солдат в Сирии.

Турецкий обозреватель Мухаррем Сарикай так обрисовал ситуацию в эфире канала Habertürk: «Все, что ниже трассы М4, может стать буферной зоной, но дальше Анкара Асада не пустит. Турция не оставит Идлиб, так как это может стать прецедентом для других земель, которые Анкара уже заняла в Сирии». Опорные пункты также оставлены не будут.

И вот здесь самое интересное: он сказал, что если надо, то Турция может закрыть Босфорский пролив в соответствии со статьями 20 и 21 Конвенции Монтрё. В них сказано, что если Турция «чувствует угрозу войны», она имеет на это право.


Владимир Путин, Эмануэль Макрон и Ангела Меркель / photo: KXan 36 Daily News

Эрдоган доливает масла в огонь, говоря, что может назвать ситуацию войной на встрече с Макроном, Меркель и Путиным 5 марта. Поражение сопротивления Асаду в Идлибе означало бы поражение мира в гражданской войне. Вопрос уже будет таким: кто будет жать руку Асаду? Турция точно была бы исключена из переговоров.

Сейчас, согласно статье в Al-Jazeera, существуют три варианта развития событий: благоприятный, реалистичный и плохой.

Первый: Россия поддерживает деэскалацию в Идлибе, Сирия отходит на позиции к наступлению. Опять работает конституционный комитет, который должен разработать поправки в конституцию Сирии, согласованные режимом, оппозицией и миром. Но вероятность, что это произойдет, очень мала.

Второй: Турция позволяет режиму контролировать трассы М4 и М5, но применяет силу, чтобы сдержать дальнейшее продвижение. Создание усиленных оборонительных позиций вдоль линии фронта. Поставки тяжелого вооружения тем, кто противостоит Асаду. Похоже, что это и является сегодня действующим вариантом: в провинции уже сбили два вертолета зенитным оружием.

Третий: прямая эскалация с Россией. Зенитное оружие снова повышает риск, что российская авиация будет сбита, как это случилось в 2015 году. Турция хочет этого избежать, но развертывание войск может выпустить процесс из-под контроля и тогда может начаться большой конфликт между государствами. США может воспользоваться ситуацией, активно встав на сторону Турции.

В последующие дни могут быть приняты решения, которые серьезно повлияют на ход сирийского конфликта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *